ГРИГОРИЙ БАКЛАНОВ ЖИЗНЬ ПОДАРЕННАЯ ДВАЖДЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Он честно работал со мной вместе. На этой первой фразе все благополучно закончилось на многие годы. Но повезли деда не в больницу, а прежде всего в милицию, выяснять обстоятельства, и до больницы уже не довезли. Не так давно прошла коллективизация, следом — голодомор, когда на Украине, на Кубани, в центральных черноземных областях вымирали целыми деревнями, селами. Запах свежего дерева, запах стружек — я мог часами стоять и смотреть, как вьется над рубанком смолистая стружка, кольцами катится под верстак. И он рассказывал, как его и еще нескольких мальчиков повезли отдыхать в Форос и как на степных станциях стучались в вагоны опухшие от голода дети, а другие уже не могли идти, в последней надежде ползли к железной дороге. Особенно жаль было мне отдавать мой молоток:

Добавил: Shaktizuru
Размер: 34.72 Mb
Скачали: 22747
Формат: ZIP архив

Читать «Жизнь, подаренная дважды» — Бакланов Григорий Яковлевич — Страница 1 — ЛитМир

И всегда вижу мою мать. Ей было двадцать восемь лет, когда родился Юра. Книги из серии Бакланов Григорий Яковлевич.

Вот и я хочу так сидеть, свесив сапоги над колесом, подергивать ременными вожжами: Это для меня тогдашнего — старушка, а была она чья-то мать. И профессии у него надежной, в общем-то, не было, только хорошая голова на плечах. Старушка в платке шла навстречу, остановилась: Впрочем, и в дальнейшем поэзия не потерпела от меня никакого ущерба.

Бакланов Григорий — Жизнь, подаренная дважды

А извозчик в брезентовом фартуке сидит в телеге, свесив ноги, подергивает вожжами. Ни в детстве, ни в школьные годы я не писал стихов, хотя многие мои сверстники переболели этим, как болеют корью в определенном возрасте. В этот момент решалось. В Форосе вкусно, хорошо кормили.

  ИННА ГРАДОВА ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Из нынешнего дня в прошлое смотришь как в перевернутый бинокль: Кирзовые голенища только что выданных мне сапог полощутся на ногах, шинель перетянута ремнем, и там, под ремнем, больше складок суконных, чем меня самого. Ляпидевский, Леваневский, Водопьянов, Молоков, Каманин, Доронин, Слепнев — эти полузабытые ныне имена полярных летчиков гремели, их знали все. Ни у какой дороги я не сидел и что такое бешбармак, понятия не имел.

Скачать книгу

Она не провожала нас на фронт, ни Юру, старшего, ни меня: Вот и я хочу так сидеть, свесив сапоги над колесом, подергивать ременными вожжами: Моя будущая теща была на шесть лет старше моего будущего тестя, и все могло не состояться: Как все в жизни, в этой нескончаемой цепи, протянувшейся к нам из неведомой дали и уходящей в еще более неведомое будущее, — как в ней все связано: А хлеб между тем везли за границу, покупали станки… После всего этого стране нужен был праздник, небывалое торжество, которое способно было многое стереть из памяти.

Но делать нечего, отдал и молоток. Шекспир, Шиллер, кожаные с золотом корешки, картинки, прикрытые тонкой полупрозрачной бумагой.

Осталось в памяти со слов родственниковчто ее не хотели выдавать за моего будущего отца: Но делать нечего, отдал и молоток. Моя будущая теща была на шесть лет старше моего будущего тестя, и все могло не состояться: Потому недолго прожил он на свете, всего сорок лет, и моя мама много приняла с ним муки. А хлеб между тем везли за границу, покупали станки… После всего этого стране нужен был праздник, небывалое торжество, которое способно было многое стереть из памяти.

  ФОМИЧЕВ АЛЕКСЕЙ ПУСТЬ БОГ НЕ ВМЕШИВАЕТСЯ СЕРИЯ В 7-И КНИГАХ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

В этот момент решалось. Мне пять или шесть лет, прдаренная доме натоплено, от кафельной печи пышет теплом, за окном мороз, и хорошо из тепла смотреть в окно на белую от снега улицу. Его душа, и боль, и совесть. В легких, скользящих саночках проносятся извозчики, покрикивая: И он рассказывал, как его и еще нескольких мальчиков повезли отдыхать в Форос и как на степных станциях стучались в вагоны опухшие от голода григотий, а другие уже не могли идти, в последней надежде ползли к железной дороге.

Никто в Воронеже не знал отца, он был здесь, как говорится, пришлый. Сколько погибло тогда людских жизней — бог весть, вряд ли это узнается когда-либо, но считают сейчас, что вымерло от голода не менее семи миллионов человек.